Бытовые рейдеры: 10 законных способов отъема вашей квартиры

В последние несколько лет все шире распространяется бытовое рейдерство. Под этим термином подразумевают присвоение права собственности прежде всего на квартиры и земельные участки. Почему закон на стороне бытовых рейдеров?

Краткое содержание и ссылки по теме


Если раньше рейдерство ассоциировалось исключительно с отъемом предприятий, корпоративных прав, помещений или земли под фабрикой, то последние несколько лет все шире распространяется так называемое бытовое рейдерство. Под этим термином подразумевают присвоение права собственности прежде всего на квартиры и земельные участки. Хотя и другими активами агрессоры не брезгуют. Методы, к которым прибегают рейдеры для захвата чужого имущества, разнообразны, объединяет их лишь одно: в результате рейдерской операции законный хозяин лишается собственности.

Контракты собрали несколько историй, иллюстрирующих приемы и методы работы бытовых рейдеров. Все истории — реальные, имена и места действия — вымышленные...
 

Квартирный вопрос

Блок 1 Квартира недавно приобретена

История 1: Договор, которого нет

Один из основных способов, применяемый бытовыми рейдерами, — оспаривание договора купли-продажи квартиры. Для этого используются любые, самые неожиданные и бредовые основания.

Молодой человек, назовем его Алексей, купил квартиру в престижном районе Киева. Все документы на квартиру были в полном порядке, никаких проблем с опекунским советом или совладельцами жилья не было. Сделка состоялась, стороны в присутствии нотариуса подписали и заверили договор купли-продажи, Алексей получил правоустанавливающие документы и ключи, бывший хозяин, назовем его Виктор, — деньги. Новый владелец отправился обживать свою собственность, а предыдущий — выехал за границу, не оставив никакой информации о новом месте пребывания.

Через несколько недель к Алексею вдруг заявился некий господин, утверждавший, что данная квартира принадлежит ему, и в доказательство предъявивший судебное решение, где сообщалось, что «именем Украины» договор между Алексеем и Виктором расторгнут, а бывший собственник квартиры обязан продать квартиру нежданному визитеру. Основанием для подобного судебного решения послужил заключенный между Виктором и визитером устный договор о продаже квартиры. Иначе говоря, Виктор вроде бы обещал продать свою собственность именно этому человеку, но слово не сдержал. Соответственно, «обманутый» покупатель обратился в суд, требуя расторгнуть якобы незаконный договор. Суд удовлетворил требования истца, и Алексей формально перестал быть владельцем недвижимости.

Парадокс в том, что суд, признав недействительным договор купли-продажи и обязав Виктора продать квартиру рейдеру, забыл указать, что бывший владелец (Виктор) обязан вернуть Алексею деньги. Зато указал, что квартиру Алексей обязан освободить в течение двух недель с момента вступления в силу решения суда. То есть в тот самый день, когда нежданный посетитель навестил ничего не подозревающего молодого человека. Разумеется, Алексей отказался освободить помещение и обратился в суд, требуя отменить незаконное решение. Однако сроки апелляционного обжалования истекли, и пока Алексей искал справедливость, новый собственник с помощью госисполнителей и милиции вошел в квартиру и поменял замки. Более того, на основании судебного решения он получил в БТИ новые правоустанавливающие документы.
Сейчас Алексей пытается отстоять свое право на недвижимость в апелляционном суде, одновременно обратившись в прокуратуру и МВД с просьбой возбудить уголовное дело по факту мошенничества и принятия судьей заведомо незаконного решения. В то же время он пытается найти Виктора, что, впрочем, пока не удается.

Комментарий специалиста
К сожалению, в наших судах устный договор нередко приравнивается к письменному. Главным основанием для признания договора состоявшимся в таком случае являются показания свидетелей. Шансов у Алексея немного, хотя тактику он выбрал правильную. Постоянное давление на рейдеров через суд, прокуратуру, МВД и СМИ приведет к дополнительным тратам захватчика и может вынудить его предложить собственнику квартиры решить дело миром, например, выплатив отступные.

История 2: А вас я попрошу остаться

Продавец, подписав договор купли-продажи, отказывается освобождать проданную квартиру и передавать новому хозяину документы и ключи. В том числе он может обращаться в суд, требуя расторгнуть договор.
Именно с такой проблемой столкнулась Виктория. Недвижимость она приобрела у представительного пожилого мужчины, участника войны, орденоносца, члена Союза ветеранов и т. п. Договор предусматривал освобождение квартиры в течение двух недель. Там же было указано, что деньги за квартиру продавец получил.
Однако через две недели, когда покупательница собралась заселиться в новое жилье, ее ожидал сюрприз. Бывший собственник отказывался освободить помещение. Виктория обратилась за помощью в милицию. Но правоохранители ничего сделать не смогли — ветеран предъявил множество документов, подтверждающих право собственности на спорную квартиру, в том числе ордер 1985 года, свидетельство участника боевых действий, паспорт и справку-характеристику из БТИ, где значился владельцем. Милиционеры не выдержали подобного бумажного напора и отступили, предложив Виктории обратиться в суд с иском о выселении бывшего собственника и добиваться освобождения квартиры с помощью госисполнителей.
Виктория так и поступила. Однако в суде продавец стал утверждать, что договор он подписал, будучи в невменяемом состоянии, чем и воспользовались действующие в сговоре нотариус и покупатель. Свое обвинение он подтверждал медицинскими справками из частной клиники, где указывалось, что в его анализах были найдены следы наркотических веществ. Более того, продавец подал встречный иск, требуя расторгнуть договор. В качестве представителей ветерана, который сам в суде практически не появлялся, действовали подтянутые молодые люди, якобы родственники, предъявившие надлежащим образом оформленную доверенность.
Ситуация осложнилась еще и тем, что представители продавца утверждали, что денег бывший собственник так и не получил. Хотя в договоре и было указано, что «расчет был произведен до подписания данного договора», никаких других подтверждений трансакций не было.
Это дело в суде рассматривается уже более трех лет, однажды суд принял сторону продавца, однако апелляция вернула дело на повторное слушание. Другой судья вынес вердикт в пользу Виктории, но апелляция вновь вернула дело в первую инстанцию.

Комментарий специалиста
Тупиковая ситуация. До принятия решения судом покупатель ничего не сможет сделать. Более того, не очевиден факт, что суд признает правоту Виктории. Основной совет — оформлять расчет с продавцом через банк. В таком случае доказать, что продавец не получал деньги, не получится — банковские документы являются веским аргументом.

Блок 2 Квартира находится в собственности длительный срок

Случай 1: Время платить долги

Один из наиболее популярных способов захвата недвижимости, используемый бытовыми рейдерами, — фальсификация долга и оперативная продажа квартиры заинтересованным лицам в счет его погашения.

Антон, владелец квартиры на Печерске, уехал на стажировку в одну из стран Западной Европы примерно на полгода. Вернувшись в Украину, обнаружил в своей квартире незнакомых людей, предъявивших документы, из которых следовало, что теперь они являются собственниками недвижимости. Расследование, предпринятое Антоном и его друзьями, выявило следующее.

Через пару недель после отъезда Антона соседи снизу обратились в суд с иском о возмещении убытков. Они недавно купили квартиру и якобы сделали дорогой ремонт. Поводом для иска стало затопление Антоном их квартиры, в подтверждение был предоставлен акт, согласно которому потоп нанес ущерб почти на 60 тыс. грн. Суд дважды направлял Антону повестки, но тот, разумеется, никак не мог явиться на слушание дела. Поэтому судья, основываясь на представленных документах и показаниях свидетелей, обязал Антона выплатить компенсацию «пострадавшим». Разумеется, погасить долг квартировладелец не мог, поскольку даже не подозревал о нем. После чего истец повторно обратился в суд, требуя продать квартиру и из вырученных средств компенсировать убытки. Суд вынес соответствующее решение, а некий оценщик определил стоимость квартиры в престижном районе Киева в 80 тыс. грн.

На оперативно проведенном аукционе квартиру купили за выставленную цену третьи лица (не истец). Затем результаты торгов были обжалованы некой барышней в суде, но суд первой инстанции подтвердил законность проведения аукциона и правомочность его результатов. На основании этого решения были получены новые правоустанавливающие документы, квартира вскрыта, а вещи Антона описаны и вывезены на склад.  При вхождении рейдеров в квартиру присутствовали госисполнители и сотрудники МВД, так что буква закона была соблюдена. Оставшиеся после выплаты «долга» соседям снизу 20 тыс. грн были списаны как судебные издержки, расходы на проведение аукциона, привлечение правоохранителей и сотрудников ГИС, а также как плата за хранение вещей бывшего хозяина. В итоге Антон остался еще и должен компании-владельцу склада.
Все попытки Антона вернуть свою собственность результата не принесли — бывшие соседи снизу, как появились неизвестно откуда, так и исчезли в неизвестном направлении, продав квартиру. Члены комиссии, подписавшие акт о «затоплении», также оказались подставными лицами. Новые же владельцы весьма недвусмысленно показали намерение отстаивать свое право «честных покупателей» всеми возможными способами.

Комментарий специалиста
Типичный захват «по беспределу»: основные документы подделаны, фальсификаторы исчезли в неизвестном направлении. Метод противодействия тот же, что и в первом случае: постоянное давление на рейдера через МВД, прокуратуру и СМИ. Если есть знакомые в правоохранительных органах, можно использовать метод психологического воздействия: периодические визиты милиционеров по любым поводам могут изрядно потрепать захватчикам нервы.

Случай 2: Вас здесь не стояло

Данный с пособ используется рейдерами при захвате неприватизированных квартир, формально числящихся в резерве райгосадминистрации. Причем время, которое проживают нынешние владельцы в квартире, значения не имеет.

Вера и Евгений, проживающие в квартире родителей Евгения, полученной 10 лет назад в порядке очереди, с ужасом узнали, что их собираются выселять. Причина — определение суда о признании незаконным выдачи ордера. Якобы преимущественное право на эту квартиру имели не родители, а третьи лица, которые и были незаконно обделены.

О том, что дело рассматривалось в суде и по нему уже принято решение, нынешние обитатели квартиры узнали от госисполнителей, пришедших выселять жильцов. Ответчик — райгосадминистрация, которую в суде представлял какой-то сотрудник, якобы признала свою вину и аннулировала ордер. Более того, оказывается, что это решение суда уже прошло стадию апелляционного обжалования, и было признано законным.

Разумеется, нынешние владельцы квартиры начали борьбу за недвижимость. Во-первых, обратились в суд с иском о признании незаконной выдачи ордера на новых лиц. Во-вторых, обратились в МВД и прокуратуру с заявлением о превышении служебных полномочий чиновником РГА. В-третьих, обратились в апелляционный и Верховный Суд с просьбой провести повторное слушание дела.

Впрочем, все эти действия должного эффекта не произвели — суд первой инстанции отказал в принятии иска в производство, апелляционная и кассационная инстанции обещали отреагировать «в порядке очереди», а МВД и прокуратура попросту не ответили. Тем временем новые владельцы успели приватизировать квартиру и продать ее третьим лицам. И уже третьи лица обратились в суд с иском о выселении нынешних жильцов. На это обращение суд отреагировал с завидной оперативностью и обязал жильцов выехать, жэк — снять их с регистрации, а госисполнителей — помочь новым собственникам освободить помещение.

Комментарий специалиста

Главная ошибка была допущена еще до начала рейдерской операции — квартира не была своевременно приватизирована. Если бы собственники позаботились об этим раньше, проблем удалось бы избежать. Сейчас можно давить на чиновников, принявших незаконное решение. Нужно попробовать добиться отмены судебного решения в апелляции. Главное же — привлечь к этой истории как можно больше внимания, писать в прокуратуру, мэрию, Верховную Раду, президенту. Причем обо всех адресатах уведомлять и рейдеров, и судей, принимавших решения, и чиновников РГА. Эффект предсказать сложно, однако моральное воздействие никогда не бывает лишним.

Случай 3: Трудности совладения

Если рейдеру удалось приобрести часть квартиры, он может любыми способами  осложнять жизнь другим сособственникам с целью либо выкупить их доли по заниженной цене, либо по максимально завышенной продать свою.

Несколько месяцев назад в такой ситуации оказались три совладельца большой квартиры. Треть ее была заложена в банк для получения кредита. Деньги своевременно возвращены не были, банк выставил заложенную недвижимость на продажу. Пока сособственники пытались найти источники финансирования, чтобы выкупить лот, его приобрел рейдер.

После этого захватчик стал максимально осложнять жизнь другим владельцам: сначала попробовал зайти в квартиру, спровоцировав хозяев на необдуманные действия. В частности, нынешние собственники физически не позволили ему проникнуть в помещение, весьма эмоционально в непарламентских выражениях высказавшись о его праве собственности и личных качествах. Это послужило сигналом к началу войны.

Первый шаг рейдера — обращение в суд. Он указал, что совладельцы не позволяют пользоваться его имуществом. Во-вторых, стал скрупулезно собирать информацию о долговых обязательствах своих оппонентов и перекупать долги.

После чего, заручившись решением суда и поддержкой госиполнителей, вошел в квартиру и начал требовать выделения его доли. Он претендовал на холл и одну из комнат, чтобы сделать невозможным пребывание иных собственников в квартире. Рейдер угрожал закрыть проход через холл, и старым жильцам пришлось бы делать новый вход в помещение, что очень непросто, поскольку квартира расположена на девятом этаже...
Когда же рейдер предъявил озадаченным собственникам изрядное количество их долговых расписок и непогашенных векселей, а также обрисовал дальнейшую перспективу — обращение в суд с требованием немедленного погашения долга и взыскание квартиры за долги, жильцам пришлось согласиться на его условия. В итоге захватчик приобрел доли двух других сособственников по цене в два раза ниже рыночной. После чего быстро продал квартиру, заработав на операции более 300% чистой прибыли.

Комментарий специалиста
Собственники допустили большинство из возможных ошибок. В данном случае рейдер действовал в рамках закона. Совладельцы сами виноваты, что допустили подобную ситуацию и в итоге потеряли квартиру — нужно было еще на первом этапе выкупать выставленную на продажу долю или сразу же блокировать через суд ее продажу банком.

Случай 4: Мир и согласие

Иногда при захвате квартир рейдеры не останавливаются перед подделкой более серьезных документов, чем акт о затоплении или долговая расписка. Например, подделывают доверенность на представление интересов в суде.
Юрий, преуспевающий частный предприниматель, лишился квартиры по мировому соглашению, заключенному от его имени в суде. Один из его деловых партнеров обратился в суд, требуя взыскать с Юрия долг за якобы поставленный, но не оплаченный товар. При оборотах частного предпринимателя примерно 20 тыс. грн в месяц, истец утверждал, что поставил товар на сумму более 200 тыс. грн. Ни об одном заседании суда Юрий не знал — отправленные ему повестки таинственным образом исчезали, не доходя до адресата.

Интересы Юрия в суде представлял не то его друг, не то напарник, предъявивший доверенность, дававшую ему практически неограниченные полномочия. Доверенность была заверена частным нотариусом одного из райцентров. Судья, рассматривающий дело, не поинтересовался, с чего бы это два киевлянина для нотариальной заверки доверенности ездили в райцентр за полтысячи километров от столицы.

В ходе судебного процесса стороны выразили желание заключить мировое соглашение. В счет погашения долга «представитель» Юрия передавал истцу квартиру, которая была оценена в 250 тыс. грн. «Лишние» 50 тыс. грн. истец обязался передать товаром. С утвержденным мировым соглашением кредитор отправился в БТИ, где быстро и без проблем получил новые правоустанавливающие документы на квартиру. «Представитель» же Юрия тем временем свернул свои дела и выехал за границу. Также поступил и «нотариус», заверивший доверенность.
Об этой махинации Юрий узнал от новых жильцов, которые купили квартиру у предпринимателя, получившего ее по мировому соглашению. В данном случае закон был на стороне «добросовестных покупателей», хотя претенденты на жилье, ни разу не посмотревшие покупаемую квартиру, вызвали определенные подозрения. Тем не менее вооруженные решением суда о выселении, в сопровождении милиционеров и сотрудников ГИС они вошли в квартиру и в буквальном смысле выбросили Юрия на улицу.

Сейчас Юрий пытается добиться справедливости, обращаясь в суд, прокуратуру и МВД. Однако доказать, что ключевой документ в деле — доверенность на имя «друга» — поддельный, ему пока не удалось. Да и не факт, что даже расторжение мирового соглашения поможет вернуть квартиру — с точки зрения закона, нынешние обитатели — добросовестные приобретатели.

Комментарий специалиста

Противодействовать таким атакам, оставаясь в рамках правового поля, практически невозможно. Все основные документы подделаны, а судьи принимают решение в пользу рейдера. В данном случае нужно постараться добиться ареста квартиры, чтобы ее еще раз не продали, любым способом добиться ареста имущества первого истца («кредитора») и потом, не торопясь, доказывать факт подделки. Далее следует доказать незаконность всей цепочки договоров, требуя выселения новых жильцов. Деньги «добросовестным приобретателям» пусть возвращает «партнер», продавший им квартиру, — для этого и арестовывается его имущество.

Блок 3 Рейдер захватывает квартиру, снимая ее

Случай 1: Дети — цветы жизни

Интересный способ получить в длительное пользование квартиру в Киеве за сравнительно небольшую плату.
Петр, владелец двух квартир в Киеве, решил подкрепить семейный бюджет (читай про планирование семейного бюджета) популярным способом: сдать одну из них в аренду. Арендатор — молодой человек из провинции — нашелся быстро. Договор был подписан, съемщик обосновался в квартире и исправно платил оговоренную сумму. Однако через некоторое время платежи стали крайне нерегулярными. Выждав некоторое время, Петр решил избавиться от недисциплинированного жильца. Однако тут его ожидал неприятный сюрприз: освободить квартиру арендатор отказался. Владельцу пришлось обращаться в суд с иском о расторжении договора аренды и о выселении съемщика.

Пока дело рассматривалось в суде, арендатор успел жениться. Более того, молодая жена въехала в квартиру уже с трехмесячным ребенком. О чем ответчик и заявил в суде, указывая на невозможность выселения из квартиры несовершеннолетнего ребенка. Более того, после нескольких разговоров на повышенных тонах между Петром и съемщиком последний обратился в суд, требуя ограничить доступ владельца квартиры в его жилье: мол, крики и скандалы негативно отражаются на здоровье ребенка.

На этом рейдер не остановился. Он обратился в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против Петра, поскольку его поведение наносит непоправимый вред грудному ребенку и кормящей матери. После нескольких разговоров со следователем Петр был вынужден отказаться от дальнейших попыток давления на арендатора и перейти к общению через посредника.

В итоге на ближайшие 16 лет (до совершеннолетия ребенка) гость столицы обеспечен жильем, более того, по фиксированной и сравнительно небольшой плате, которую еще не факт, что владелец будет получать. Ведь никаких рычагов воздействия на съемщика у Петра нет — любые его действия могут трактоваться как нанесение вреда здоровью ребенка...

Комментарий специалиста

Опять патовая ситуация. Можно добиться принятия судебного решения о выселении, но выселить мать с ребенком из квартиры не представляется возможным. Остается лишь воздействовать на квартиросъемщика, причем так, чтобы здоровью ребенка ничего не угрожало: письма на работу, обращение в суд о взыскании задолженности и т. п. 

Земельный вопрос

Случай 1: Дела семейные

Даже если продавец земельного участка заявил, что он не состоит в браке и никаких дополнительных обязательств не имеет, не исключен вариант неожиданного появления его «второй половины» с иском о расторжении договора

Николай несколько месяцев назад приобрел небольшой земельный участок под Киевом. В присутствии нотариуса стороны рассчитались, покупатель получил в собственность кусочек родины, а продавец — определенную сумму в твердой валюте. 

Однако не прошло и месяца, как в местный суд обратилась некая женщина, представившаяся женой продавца. Хотя официально их брак оформлен не был, они уже длительное время проживали вместе и вели совместное хозяйство. Супруга утверждала, что решение о продаже муж принимал без ее ведома и согласия, и просила расторгнуть договор купли-продажи земли. Суд, прислушавшись к ее аргументам, признал сделку недействительной и обязал продавца вернуть покупателю полученные деньги. 

Однако тут возникло сразу несколько проблем. Во-первых, рыночная цена земли за время процесса выросла почти на 50%, соответственно, соотношение деньги/купленная земля изменилось не в пользу Николая. Во-вторых, для уменьшения суммы госпошлины и прочих платежей стороны указали в договоре сумму, значительно меньше реальной. В-третьих, продавец заявил, что деньги он уже потратил и требуемой суммой просто не располагает.

Впрочем, он соглашался погашать долг равными частями в течение нескольких лет. 
Сейчас Николай пытается добиться в апелляционном суде отмены решения суда первой инстанции и получить свою землю по договору купли-продажи или взыскать ее в качестве погашения долга. 

Комментарий специалиста

Первое: чтобы избежать подобных коллизий, стоит указывать в договоре полную сумму, пусть и придется заплатить несколько больше различных пошлин. Второе: лучше проверить, есть ли у продавца законная или гражданская супруга, вплоть до визита к нему домой и опроса соседей. И если есть подозрение, что жена может внезапно появиться, требовать ее согласия. 

Случай 2: Актовый заговор

Наиболее распространенный способ земельного рейдерства — отмена в судебном порядке государственного акта на землю, выданного местным советом.

Первичным документом, подтверждающим право собственности на землю, является государственный акт. Как правило, первым владельцем земли становится член местной общины, получивший землю в порядке распределения земельных паев. 

Александр приобрел землю у вторичного собственника, который ранее купил ее у жителя одной из деревень под Киевом. Однако через некоторое время Александр с удивлением обнаружил на своем участке признаки начинающейся стройки. Попытки выяснить, с чего вдруг на принадлежащей ему земле кто-то что-то строит, ни к чему не привели — строители просто ссылались на приказ начальства и отказывались говорить, кто им дал распоряжение. 

В сельсовете, куда поспешил взволнованный собственник, выяснилось следующее: два месяца назад был инициирован большой судебный процесс относительно законности выделения земли. В ходе слушаний ряд госактов, в том числе и выданный бывшему хозяину земли, которую купил Александр, был признан недействительным. Участок получил другой житель деревни, который без промедления продал его крупной строительной компании, выкупившей также ряд смежных участков. 

Сейчас Александр вместе с несколькими другими несостоявшимися владельцами пытается отстоять свое право на землю. Впрочем, в данном случае их оппонентом выступает строительная компания с большими лоббистскими возможностями, поэтому добиться справедливости экс-собственникам вряд ли удастся. 

Комментарий специалиста

Действительно, это довольно распространенный способ. Сейчас на множество участков в престижных пригородах существует два-три, а то и больше актов на землю. Единственный выход: пытаться доказать свою правоту и законность владения землей в суде. Превентивные меры: проверить землю перед покупкой и обзавестись информатором в сельсовете, который будет своевременно сообщать об исках и возможных проблемах. 

Случай 3: Моя хата с краю

Еще один популярный метод захватить чужую землю — построить на ней что-либо, после чего в судебном порядке признать землю своей. 

Подобным образом лишился изрядной части своей земли Роман. Участок он прикупил давно, но вот до застройки или хотя бы ограждения земли забором никак не доходили руки — то времени нет, то денег. 

Однажды, в очередной раз выбравшись на природу с друзьями, он с удивлением обнаружил на своем наделе некое неказистое строение. Попытка выяснить у его обитателей, что это собственно такое и каким образом оно оказалось на чужой земле, привела к, мягко говоря, неожиданным результатам. 

Оказалось, что дом, земля под ним и часть участка принадлежат не Роману, а самозастройщикам. Они п остроили дом, пусть и на чужом участке, из своих материалов и сами оплатили работу строителей. Постфактум зарегистрировали свою «хатынку» в местном совете и в судебном порядке признали законность строительства. Более того, тем же решением суда они получили в собственность участок земли непосредственно под домом и еще некоторый надел — для обслуживания строения. В итоге захватчики «именем Украины» оказались владельцами почти половины участка Романа. Разумеется, суд обязал их выплатить некоторую компенсацию собственнику участка, впрочем, сумма была в несколько раз меньше, чем реальная стоимость земли. 
Сейчас Роман решает, договориться ли с захватчиками по-хорошему, выкупив у них землю, продать им остаток своего участка или ввязаться в судебную (и не только) войну. Например, оспаривать в апелляции решение суда первой инстанции, обнести домик забором и препятствовать проникновению в него или же попросту темной ноябрьской ночью снести самострой. 

Комментарий специалиста

Самострой и самозахват — весьма распространенное явление. Увы, сносить подобные строения может себе позволить только государство. Частным же лицам придется либо через суд доказывать свою правоту и добиваться сноса строений, либо своевременно ограждать принадлежащую им землю забором и время от времени проверять участок на наличие непрошенных гостей. 

Автор благодарит специалистов юридической фирмы
«Лавринович и Партнеры» за помощь в подготовке материала

Как противостоять квартирному рейдерству? 

Ситуация первая. Устный договор – не основание

Напомним суть первого случая:

Молодой человек, назовем его Алексей, купил квартиру в престижном районе Киева. Все документы на квартиру были в полном порядке, никаких проблем с опекунским советом или совладельцами жилья не было. Сделка состоялась, стороны в присутствии нотариуса подписали и заверили договор купли-продажи, Алексей получил правоустанавливающие документы и ключи, бывший хозяин, назовем его Виктор, — деньги. Новый владелец отправился обживать свою собственность, а предыдущий — выехал за границу, не оставив никакой информации о новом месте пребывания.

Через несколько недель к Алексею вдруг заявился некий господин, утверждавший, что данная квартира принадлежит ему, и в доказательство предъявивший судебное решение, где сообщалось, что «именем Украины» договор между Алексеем и Виктором расторгнут, а бывший собственник квартиры обязан продать квартиру нежданному визитеру. Основанием для подобного судебного решения послужил заключенный между Виктором и визитером устный договор о продаже квартиры. Иначе говоря, Виктор вроде бы обещал продать свою собственность именно этому человеку, но слово не сдержал. Соответственно, «обманутый» покупатель обратился в суд, требуя расторгнуть якобы незаконный договор. Суд удовлетворил требования истца, и Алексей формально перестал быть владельцем недвижимости.

Парадокс в том, что суд, признав недействительным договор купли-продажи и обязав Виктора продать квартиру рейдеру, забыл указать, что бывший владелец (Виктор) обязан вернуть Алексею деньги. Зато указал, что квартиру Алексей обязан освободить в течение двух недель с момента вступления в силу решения суда. То есть в тот самый день, когда нежданный посетитель навестил ничего не подозревающего молодого человека. Разумеется, Алексей отказался освободить помещение и обратился в суд, требуя отменить незаконное решение. Однако сроки апелляционного обжалования истекли, и пока Алексей искал справедливость, новый собственник с помощью госисполнителей и милиции вошел в квартиру и поменял замки. Более того, на основании судебного решения он получил в БТИ новые правоустанавливающие документы.

Итак, рассмотрим данную ситуацию. В ней основанием для принятия судом решения в пользу рейдера явился устный договор, якобы заключенный с продавцом квартиры (Виктором), в котором последний обязался продать квартиру истцу (рейдеру), но не исполнил своего обязательства.

В гражданском праве существует понятие «предварительного договора» - это договор, стороны которого обязуются в течение определенного срока заключить в будущем основной договор на условиях, установленных предварительным. Именно предварительный договор якобы был заключен между истцом и продавцом квартиры.

Вместе с тем, законодатель установил, что предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора, а если форма основного договора не установлена, - в письменной форме. Согласно ст.657 Гражданского кодекса Украины (далее – ГК) договор купли-продажи квартиры (как и иного недвижимого имущества) заключается в письменной форме и подлежит нотариальному заверению и государственной регистрации. Таким образом, истцом не была соблюдена установленная законом форма для такого вида договоровА несоблюдение формы договора в данном случае ведет к тому, что договор должен быть признан незаключенным, то есть не порождающим никаких правовых последствий для сторон (грубо говоря, никто никому ничего не должен). В данном случае есть все основания для апелляционного обжалования решения суда. Тем более что согласно ч.2 ст.218 ГК в таких случаях показания свидетелей не являются основанием для признания договора заключенным, что позволяет нам не согласиться с мнением специалиста, высказанным в комментарии к статье «Бытовое рейдерство: 10 способов отъема Вашей квартиры». Таким основанием могут быть разве что письменные доказательства (например, письма), аудио- и видеозаписи и т.п. Если потерпевший не выиграет апелляцию, есть смысл прибегнуть к кассационному обжалованию в Верховном суде Украины. Очевидным нарушением закона является тот факт, что суд, признав договор купли-продажи квартиры недействительным, не обязал продавца вернуть деньги покупателю. Скорее всего, решение суда будет отменено апелляционным судом, а дело возвращено в первую инстанцию на повторное рассмотрение. Можно будет добиться поворота исполнения решения суда и тогда потерпевший вновь заселится в свою квартиру. А вот обращаться в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против судьи, принявшего заведомо незаконное решение стоит после того, как будет выиграна апелляция. На данном этапе правоохранительные органы следует привлечь к поиску человека, продавшего квартиру потерпевшему. В качестве второго варианта разрешения проблемы можно предложить потерпевшему основывать свою правовую позицию на том, что устный договор, якобы заключенный между продавцом квартиры и истцом, был на самом деле не предварительным договором, а договором о намерениях согласно ч.4 ст.635 ГК, а, следовательно, не обязывает стороны заключить основной договор купли-продажи квартиры. Кроме того, при рассмотрении дела судом было допущено грубое процессуальное нарушение: не был привлечен в качестве участника процесса покупатель квартиры (то есть наш потерпевший).

Ситуация вторая. Требуйте судебную экспертизу!

Содержание второго случая:

Виктория купила квартиру у представительного пожилого мужчины, участника войны, орденоносца, члена Союза ветеранов и т. п. Договор предусматривал освобождение квартиры в течение двух недель. Там же было указано, что деньги за квартиру продавец получил.

Однако через две недели, когда покупательница собралась заселиться в новое жилье, ее ожидал сюрприз. Бывший собственник отказывался освободить помещение. Виктория обратилась за помощью в милицию. Но правоохранители ничего сделать не смогли — ветеран предъявил множество документов, подтверждающих право собственности на спорную квартиру, в том числе ордер 1985 года, свидетельство участника боевых действий, паспорт и справку-характеристику из БТИ, где значился владельцем. Милиционеры не выдержали подобного бумажного напора и отступили, предложив Виктории обратиться в суд с иском о выселении бывшего собственника и добиваться освобождения квартиры с помощью госисполнителей.

Виктория так и поступила. Однако в суде продавец стал утверждать, что договор он подписал, будучи в невменяемом состоянии, чем и воспользовались действующие в сговоре нотариус и покупатель. Свое обвинение он подтверждал медицинскими справками из частной клиники, где указывалось, что в его анализах были найдены следы наркотических веществ. Более того, продавец подал встречный иск, требуя расторгнуть договор. В качестве представителей ветерана, который сам в суде практически не появлялся, действовали подтянутые молодые люди, якобы родственники, предъявившие надлежащим образом оформленную доверенность.

Ситуация осложнилась еще и тем, что представители продавца утверждали, что денег бывший собственник так и не получил. Хотя в договоре и было указано, что «расчет был произведен до подписания данного договора», никаких других подтверждений трансакций не было.

Второй случай также не безнадежен. Основным доказательством продавца квартиры в суде была медицинская справка из некой частной клиники, где утверждалось, что в его анализах были найдены следы наркотических веществ. В подобных случаях, когда одна из сторон основывает свои требования на заключениях специалистов в той или иной области, в которой судья не может иметь глубоких познаний, нужно требовать назначения судебной экспертизы. Мнение судебных экспертов, как правило, является для суда определяющим при вынесении решения. Кроме того, суд должен был привлечь в качестве третьего лица нотариуса, удостоверившего оспариваемый договор. Если нотариус не участвовал в процессе, есть все основания для отмены решения. Формулировка «расчет был произведен до подписания данного договора» не является типичной. Как правило, если оплата производится наличными, деньги передаются в присутствии нотариуса, о чем делается указание в договоре. Такое подтверждение оплаты является достаточным для суда. Еще лучше производить безналичный расчет, тогда банковские выписки будут весомым доказательством осуществления транзакции. Можно также обжаловать действия милиции, которая отказалась содействовать в выселении продавца. Ведь ни один документ, предъявленный последним, не является правоустанавливающим с точки зрения закона, то есть таким, который удостоверяет право собственности. В то время как у покупателя был договор купли-продажи квартиры, заверенный нотариально и зарегистрированный в БТИ. К слову, перечень правоустанавливающих документов можно найти в Дополнении 1 к Временному порядку регистрации прав на недвижимое имущество, утвержденному приказом Министерства юстиции Украины от 7.02.2002 №7/5.

Ситуация третья. Если преступление – уголовное

Краткое содержание:

Антон, владелец квартиры на Печерске, уехал на стажировку в одну из стран Западной Европы примерно на полгода. Вернувшись в Украину, обнаружил в своей квартире незнакомых людей, предъявивших документы, из которых следовало, что теперь они являются собственниками недвижимости. Расследование, предпринятое Антоном и его друзьями, выявило следующее.

Через пару недель после отъезда Антона соседи снизу обратились в суд с иском о возмещении убытков. Они недавно купили квартиру и якобы сделали дорогой ремонт. Поводом для иска стало затопление Антоном их квартиры, в подтверждение был предоставлен акт, согласно которому потоп нанес ущерб почти на 60 тыс. грн. Суд дважды направлял Антону повестки, но тот, разумеется, никак не мог явиться на слушание дела. Поэтому судья, основываясь на представленных документах и показаниях свидетелей, обязал Антона выплатить компенсацию «пострадавшим». Разумеется, погасить долг квартировладелец не мог, поскольку даже не подозревал о нем. После чего истец повторно обратился в суд, требуя продать квартиру и из вырученных средств компенсировать убытки. Суд вынес соответствующее решение, а некий оценщик определил стоимость квартиры в престижном районе Киева в 80 тыс. грн.

На оперативно проведенном аукционе квартиру купили за выставленную цену третьи лица (не истец). Затем результаты торгов были обжалованы некой барышней в суде, но суд первой инстанции подтвердил законность проведения аукциона и правомочность его результатов. На основании этого решения были получены новые правоустанавливающие документы, квартира вскрыта, а вещи Антона описаны и вывезены на склад. При вхождении рейдеров в квартиру присутствовали госисполнители и сотрудники МВД, так что буква закона была соблюдена. Оставшиеся после выплаты «долга» соседям снизу 20 тыс. грн были списаны как судебные издержки, расходы на проведение аукциона, привлечение правоохранителей и сотрудников ГИС, а также как плата за хранение вещей бывшего хозяина. В итоге Антон остался еще и должен компании-владельцу склада.

Все попытки Антона вернуть свою собственность результата не принесли — бывшие соседи снизу, как появились неизвестно откуда, так и исчезли в неизвестном направлении, продав квартиру. Члены комиссии, подписавшие акт о «затоплении», также оказались подставными лицами. Новые же владельцы весьма недвусмысленно показали намерение отстаивать свое право «честных покупателей» всеми возможными способами.

В этой ситуаций есть все признаки уголовного преступления, предусмотренного ч.2 ст.190 Уголовного кодекса Украины (мошенничество, совершенное группой лиц). Так, акт о затоплении квартиры соседей был составлен «подставными лицами, скрывшимися в неизвестном направлении». Загадочным образом исчезли и соседи снизу, которых якобы затопил потерпевший. Следует отметить, что согласно Закону Украины «О жилищно-коммунальных услугах» во время несанкционированного вхождения в квартиру для устранения последствий аварии в отсутствие ее хозяина должны были присутствовать не только представители ЖЭКа, но и представители органов внутренних дел, а также кто-то из соседей, о чем должен быть составлен акт. В случае если Вы, а также все члены Вашей семьи в течение длительного времени будете отсутствовать в своей квартире, следует уведомить об этом ЖЭК. Тогда Вам, во-первых, не придется оплачивать коммунальные услуги за время Вашего отсутствия, а, во-вторых, возможно, Вы обезопасите себя от столь наглой аферы. Ведь судебные повестки, если найти адресата в его квартире не удается, передаются через ЖЭК, где уже знают о Вашем временном отсутствии. Таким образом, суд может быть уведомлен и в заседании будет объявлен перерыв до Вашего приезда. Конечно, не в случае, если работники ЖЭКа заодно с аферистами. Нужно сказать, что мошенники действовали весьма разумно, перестраховавшись и получив решение суда о законности проведения торгов и правомочности их результата. Так они лишили потерпевшего возможности обжаловать результаты торгов самому. Поэтому наиболее действенный способ борьбы в данной ситуации – обращение в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело по факту мошенничества.

Ситуация четвертая. Лазейки в законодательстве

Описание ситуации:

Вера и Евгений, проживающие в квартире родителей Евгения, полученной 10 лет назад в порядке очереди, с ужасом узнали, что их собираются выселять. Причина — определение суда о признании незаконным выдачи ордера. Якобы преимущественное право на эту квартиру имели не родители, а третьи лица, которые и были незаконно обделены.

О том, что дело рассматривалось в суде и по нему уже принято решение, нынешние обитатели квартиры узнали от госисполнителей, пришедших выселять жильцов. Ответчик — райгосадминистрация, которую в суде представлял какой-то сотрудник, якобы признала свою вину и аннулировала ордер. Более того, оказывается, что это решение суда уже прошло стадию апелляционного обжалования, и было признано законным.

В этом случае рейдеры грамотно воспользовались «лазейкой» в законодательстве: согласно п.4 ч.1 ст.680 ГК на требования собственника или другого лица признать незаконным правовой акт органа государственной власти, органа власти Автономной республики Крым или органа местного самоуправления, которым нарушено его право собственности или другое вещное право (в данном случае речь идет о вещном праве – праве пользования жилым помещением), не распространяется исковая давность. Поэтому, как ни парадоксально, подобный иск может быть подан и через 15, и через 20 лет.

Самой лучшей превентивной мерой в данном случае была бы приватизация квартиры. Однако и в описанной ситуации, возможно, не все потеряно для бывших жильцов. Ведь основания для обжалования судебного решения имеются. Так, суд не привлек лиц, проживавших в квартире на момент рассмотрения дела судом (наших потерпевших) в качестве третьих лиц, ведь решение суда непосредственно затрагивает их интересы.

Ситуация четвертая. Не провоцируйте!

Краткое содержание:

Треть большой квартиры была заложена в банк для получения кредита. Деньги своевременно возвращены не были, банк выставил заложенную недвижимость на продажу. Пока сособственники пытались найти источники финансирования, чтобы выкупить лот, его приобрел рейдер.

После этого захватчик стал максимально осложнять жизнь другим владельцам: сначала попробовал зайти в квартиру, спровоцировав хозяев на необдуманные действия. В частности, нынешние собственники физически не позволили ему проникнуть в помещение, весьма эмоционально в непарламентских выражениях высказавшись о его праве собственности и личных качествах. Это послужило сигналом к началу войны.

Первый шаг рейдера — обращение в суд. Он указал, что совладельцы не позволяют пользоваться его имуществом. Во-вторых, стал скрупулезно собирать информацию о долговых обязательствах своих оппонентов и перекупать долги.

После чего, заручившись решением суда и поддержкой госиполнителей, вошел в квартиру и начал требовать выделения его доли. Он претендовал на холл и одну из комнат, чтобы сделать невозможным пребывание иных собственников в квартире. Рейдер угрожал закрыть проход через холл, и старым жильцам пришлось бы делать новый вход в помещение, что очень непросто, поскольку квартира расположена на девятом этаже...

Когда же рейдер предъявил озадаченным собственникам изрядное количество их долговых расписок и непогашенных векселей, а также обрисовал дальнейшую перспективу — обращение в суд с требованием немедленного погашения долга и взыскание квартиры за долги, жильцам пришлось согласиться на его условия. В итоге захватчик приобрел доли двух других сособственников по цене в два раза ниже рыночной. После чего быстро продал квартиру, заработав на операции более 300% чистой прибыли.

Участники этой ситуации сами спровоцировали атаки рейдеров. Во-первых, они допустили продажу части квартиры за долги. Во-вторых, воспрепятствовали законному собственнику войти в помещение. В-третьих, допустили ситуацию, в которой их долги были перекуплены рейдером. В данном случае рейдер действительно действовал в рамках закона.

Ситуация пятая. "Захват" недвижимости арендатором

Краткое содержание:

Петр, владелец двух квартир в Киеве, решил подкрепить семейный бюджет (читай про планирование семейного бюджета) популярным способом: сдать одну из них в аренду. Арендатор — молодой человек из провинции — нашелся быстро. Договор был подписан, съемщик обосновался в квартире и исправно платил оговоренную сумму. Однако через некоторое время платежи стали крайне нерегулярными. Выждав некоторое время, Петр решил избавиться от недисциплинированного жильца. Однако тут его ожидал неприятный сюрприз: освободить квартиру арендатор отказался. Владельцу пришлось обращаться в суд с иском о расторжении договора аренды и о выселении съемщика.

Пока дело рассматривалось в суде, арендатор успел жениться. Более того, молодая жена въехала в квартиру уже с трехмесячным ребенком. О чем ответчик и заявил в суде, указывая на невозможность выселения из квартиры несовершеннолетнего ребенка. Более того, после нескольких разговоров на повышенных тонах между Петром и съемщиком последний обратился в суд, требуя ограничить доступ владельца квартиры в его жилье: мол, крики и скандалы негативно отражаются на здоровье ребенка.

На этом рейдер не остановился. Он обратился в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против Петра, поскольку его поведение наносит непоправимый вред грудному ребенку и кормящей матери. После нескольких разговоров со следователем Петр был вынужден отказаться от дальнейших попыток давления на арендатора и перейти к общению через посредника.

В итоге на ближайшие 16 лет (до совершеннолетия ребенка) гость столицы обеспечен жильем, более того, по фиксированной и сравнительно небольшой плате, которую еще не факт, что владелец будет получать. Ведь никаких рычагов воздействия на съемщика у Петра нет — любые его действия могут трактоваться как нанесение вреда здоровью ребенка...

Рассмотрим этот случай. Во-первых, непонятен факт неожиданного для арендодателя появления молодой жены с ребенком. Ведь согласно ч.1 ст.817 ГК а рендатор имеет право вселить в занимаемое помещение других лиц только с согласия арендодателя.

Во-вторых, представляется сомнительным факт невозможности выселения несовершеннолетнего лица, ведь в данном случае речь идет не о жилищных, а о гражданско-правовых отношениях. Следовательно, применяются нормы не Жилищного, а Гражданского кодекса. Так, например, согласно п.1 ч.2 ст.825 ГК в случае невнесения арендатором платы за жилье за 6 месяцев, а при краткосрочном (на срок до одного года) найме – за 2 месяца, арендодатель имеет право требовать расторгнуть договор аренды жилья в судебном порядке. Договор найма жилья также может быть расторгнут по требованию арендодателя, в случае необходимости использования жилья для проживания самого арендодателя и членов его семьи. В этом случае арендодатель должен предупредить арендатора не позднее, чем за два месяца до расторжения договора. Расторжение договора аренды жилья ведет к выселению арендатора и всех лиц, проживающих с ним, на основании решения суда без предоставления им другого жилья (ст.826 ГК).

Договор аренды жилья прекращается также с окончанием срока, на который он был заключен. В случае долгосрочной аренды (более одного года) арендатор имеет преимущественное право на заключение договора аренды на таких же или иных условиях. Такое предложение арендодатель должен сделать не позднее, чем за 3 месяца до истечения срока аренды, в противном случае договор считается заключенным на тех же условиях и на тот же срок.

В-третьих, требование квартиросъемщика ограничить доступ собственника в жилье, с нашей точки зрения, является ограничением в осуществлении права собственности, что противоречит ст.321 ГК.

И уж совсем абсурдным выглядит требование арендатора возбудить уголовное дело против арендодателя, поведение которого якобы наносит вред ребенку арендатора.

Таким образом, обращение в суд с требованием о расторжении договора, выселении арендатора и взыскании с него задолженности будет самым действенным способом.

Ситуация шестая. В жизни как в бизнесе

Краткое содержание:

Николай несколько месяцев назад приобрел небольшой земельный участок под Киевом. В присутствии нотариуса стороны рассчитались, покупатель получил в собственность кусочек родины, а продавец — определенную сумму в твердой валюте.

Однако не прошло и месяца, как в местный суд обратилась некая женщина, представившаяся женой продавца. Хотя официально их брак оформлен не был, они уже длительное время проживали вместе и вели совместное хозяйство. Супруга утверждала, что решение о продаже муж принимал без ее ведома и согласия, и просила расторгнуть договор купли-продажи земли. Суд, прислушавшись к ее аргументам, признал сделку недействительной и обязал продавца вернуть покупателю полученные деньги.

Однако тут возникло сразу несколько проблем. Во-первых, рыночная цена земли за время процесса выросла почти на 50%, соответственно, соотношение деньги/купленная земля изменилось не в пользу Николая. Во-вторых, для уменьшения суммы госпошлины и прочих платежей стороны указали в договоре сумму, значительно меньше реальной. В-третьих, продавец заявил, что деньги он уже потратил и требуемой суммой просто не располагает. Впрочем, он соглашался погашать долг равными частями в течение нескольких лет.

Сейчас Николай пытается добиться в апелляционном суде отмены решения суда первой инстанции и получить свою землю по договору купли-продажи или взыскать ее в качестве погашения долга.

Схема, использованная рейдерами в этой истории является довольно типичной не только для бытового рейдерства, но и для рейдерства в отношении бизнес-интересов. В данном случае используется положение семейного законодательства о том, что супруги распоряжаются имуществом, которое было ими нажито в браке, по взаимному согласию. Для заключения одним из супругов договора, который требует нотариального заверения и (или) государственной регистрации, согласие другого из супругов должно быть дано в письменной форме и заверено нотариально (ч.3 ст.65 Семейного кодекса Украины). В случае если одна из сторон такого договора состоит в браке, нотариус обычно требует предоставить такой документ либо обеспечить присутствие другого супруга до заключения сделки.

В описанной ситуации продавец не состоял в зарегистрированном браке, однако даже в таком случае, если мужчина и женщина проживают одной семьей, имущество, приобретенное ими за время совместного проживания, принадлежит им на праве общей совместной собственности и распоряжаются они им по взаимному согласию. В таком случае ни нотариус, ни покупатель не могли знать о существовании супруги. Поэтому есть все основания говорить о том, что имел место обман со стороны продавца. Ведь последний скрыл существование обстоятельств, которые могли препятствовать осуществлению сделки (абз.2 ч.1 ст.230 ГК). В таком случае договор должен быть признан недействительным, а сторона, применившая обман, должна возместить второй стороне убытки в двойном размере и причиненный ей моральный вред(ч.2 ст.230 ГК). Именно основываясь на этих нормах, мы бы посоветовали пострадавшему покупателю строить свою правовую позицию в этом деле.

Ситуация седьмая. Оспаривайте свое материальное право!

Краткое содержание:

Александр приобрел землю у вторичного собственника, который ранее купил ее у жителя одной из деревень под Киевом. Однако через некоторое время Александр с удивлением обнаружил на своем участке признаки начинающейся стройки. Попытки выяснить, с чего вдруг на принадлежащей ему земле кто-то что-то строит, ни к чему не привели — строители просто ссылались на приказ начальства и отказывались говорить, кто им дал распоряжение.

В сельсовете, куда поспешил взволнованный собственник, выяснилось следующее: два месяца назад был инициирован большой судебный процесс относительно законности выделения земли. В ходе слушаний ряд госактов, в том числе и выданный бывшему хозяину земли, которую купил Александр, был признан недействительным. Участок получил другой житель деревни, который без промедления продал его крупной строительной компании, выкупившей также ряд смежных участков.

Сейчас Александр вместе с несколькими другими несостоявшимися владельцами пытается отстоять свое право на землю. Впрочем, в данном случае их оппонентом выступает строительная компания с большими лоббистскими возможностями, поэтому добиться справедливости экс-собственникам вряд ли удастся.

У героя этой истории тоже есть шансы добиться справедливости. Во-первых, договор купли-продажи земли, на основании которого он владеет участком земли, не был оспорен и признан недействительным в суде. Более того, он вообще не знал о судебном слушании и не принимал в нем участия. Во-вторых, наш герой вполне может отстаивать свои права добросовестного приобретателя земли.

На наш взгляд, судом было допущено грубое нарушение материального права. Так, согласно ч.2 ст.376 ГК лицо, совершившее самовольное строительство недвижимого имущества, не приобретает права собственности на него. Право собственности в таком случае может быть признано за самозастройщиком судом, но только при условии отвода земельного участка под уже построенное здание (ч.3 ст.376 ГК).

Как местный совет мог отвести землю застройщику, непонятно, ведь право собственности на участок уже принадлежало другому лицу. Кроме того, если собственник земельного участка возражает против признания права собственности за лицом, самовольно построившим здание на его земельном участке, имущество подлежит сносу самозастройщиком или за его счет.

По требованию собственника земельного участка суд может признать за ним право собственности на самовольно построенное имущество, если это не нарушает права третьих лиц. В этом случае лицо, совершившее самовольное строительство, имеет право на компенсацию своих затрат на строительство (ч.4,5,6 ст.376 ГК). В описанной истории собственник не только не давал своего согласия на признание права собственности на недвижимость за самозастройщиком, он вообще ничего не знал о судебном разбирательстве, т.е. вновь было допущено нарушение процессуальных норм.

О главном

В заключение хотелось бы дать несколько советов читателям, которые не хотят оказаться в ситуации, подобной одной из перечисленных. Если Вы намереваетесь приобрести землю, квартиру, дом или другую недвижимость, перед заключением сделки постарайтесь собрать как можно больше информации о продавце, а также о самом участке. Нелишним будет обратиться за помощью по сопровождению сделки к юристу. Ведь без специальных знаний не всегда можно дать адекватную оценку, например, правоустанавливающим документам продавца. Еще лучше, если нотариуса, который будет заверять договор, выберете Вы сами или порекомендует Ваш юрист. Приобретя недвижимость, максимально обезопасьте себя от атак рейдеров: не оставляйте надолго без присмотра пустую квартиру, обнесите забором земельный участок и т.п. Если Вы все же подверглись атакам рейдеров, действуйте исключительно оставаясь в рамках правового поля.



Актуальные обзоры банковского рынка на ваш e-mail!




Полезные статьи по данной тематике