Ирма Витовская: "Деньги очень любят, когда ими делятся: они возвращаются в двух-трехкратном размере"

Ирма Витовская – одна из молодых украинских актрис, успевших снискать всенародную любовь. Едва ли можно найти человека – от студента до пенсионера, – которого не радовала бы ее игра в кино и в телесериалах. А многих восхищают и ее театральные роли. О финансовой стороне собственной жизни Ирма Витовская беседовала с Prostobank.ua

Как Вы выбирали свою профессию?

Это было начало 90-х. Я хотела быть историком, но не поступила. Потом хотелось иметь какой-то бизнес, но все мне твердили: "Тебе дорога только в актеры". И я решила попробовать: поступлю в консерваторию на актерский или не поступлю? Поступила (смеется).

У Вас есть любимая роль в театре или в кино?

Таких нет. Думаю, любимая роль будет еще впереди.

А пока Вы все роли любите одинаково?

Честно – нет. Что-то мне меньше хочется делать, но нужно, поэтому начинаю искать компромисс с собой. Есть же роли-колечки, которые не до конца поняла или не захотела. Не могу сказать, что и предпочтения какие-то есть; то, что набирается – хочется выражать. Каждый раз стараюсь полюбить роль или принять... Ведь в нашей стране ты не можешь выбирать: это – я буду, это – не буду.

Изменило ли появление сына что-то в Вашей жизни и в отношении к работе?

Изменения можно увидеть в фильме "Лист ожидания". Эту роль я начинала, когда сыну было четыре месяца. Сейчас я получила за нее Телетриумф-2012. Мне сказали, что я стала работать объемнее. Может, с рождением ребенка открывается какая-то полочка, которая раньше была закрыта. Может, какие-то краски появляются. Одно я знаю точно: я должна работать больше. Я стала менее капризна в выборе ролей.

Вы копили на что-то деньги в детстве?

Нет, у меня этого никогда не получалось и до сих пор не получается. Деньги появляются – и их нет, появляются – и их нет. Я очень люблю спонтанные заначки – деньги, о которых я забываю, а потом случайно нахожу. Когда у нас начинается тупик, я начинаю искать в чемоданах, в зимних вещах. Это такое наслаждение – найти! Но специально я не откладываю денег «на черный день». Есть, конечно, какая-то минимальная сумма на авральный случай, и то – бывает, ее мы забираем и думаем: «Что будем делать дальше – не знаем». Но как-то я во всем полагаюсь на случай и на Боженьку.

Может ли женщина в семье зарабатывать больше, чем мужчина?

Если кому-то идет больше, то почему нет? Это зависит от пары, от того, как они к этому относятся. Если мужчину это унижает – то пусть шевелит задом. Главное, чтобы это не было образом жизни. Если это временная ситуация или вынужденная – ну, бывает. Правда, зависит от того, кто как воспринимает. Есть женщины, которые взлетают, и потом им уже неинтересно «с этим «тягарем». Но может это не «тягар»? Может, действительно надо подождать? Завтра у тебя может неизвестно что случиться, а у него все пойдет.

Помните ли Вы ваш первый заработок?

Это была реклама для Procter & Gamble, снималась в Чехии, как раз после института. Я тогда заработала уйму денег – на такую сумму можно было купить однокомнатную квартиру где-нибудь на Троещине. Думаю, что в то время, в 1998 году, так никто не зарабатывал. Меня выбрали от Украины, это была акция для двенадцати стран восточной Европы. И мне тогда жутко повезло, что попала туда.

А на что потратили гонорар?

На ремонт квартиры, стиральную машину, видеомагнитофон и поехали отдыхать.

Какой была Ваша первая покупка-исполненная мечта?

Машина. Я начала мечтать о ней, когда меня стали просить сфотографироваться в публичных местах. Тогда я поняла, что больше не могу передвигаться на метро, хоть это и удобнее, чем стоять в пробках. Как раз начался успех после "Леси и Ромы", люди узнавали меня, я стала постоянным объектом внимания. На каком-то этапе это начинает раздражать, и ты понимаешь, что можешь сойти с ума от этого. Поэтому транспорт для того, чтобы спокойно доехать до работы и обратно, был необходимостью. А потом, когда я уже научилась ездить, – это стало мечтой. Я стала получать наслаждение от вождения. 

Вы покупали это авто в кредит?

Да, и погасила его досрочно. Это был 2006 год.

Вы позитивно относитесь к тому, чтобы занять деньги?

Если Вы имеете ввиду занимать у людей, то отношусь к этому нормально: там процентов нет. По желанию всегда можно отблагодарить как-то. Иногда одалживаю по мелочи на недельку до следующей выплаты. А в банках сейчас слишком высокие проценты, поэтому больше я не стану брать кредит.

Вы сами ведете свой бюджет?

Нет, у меня не получается: я все время забываю записать траты, хоть и понимаю, что это хороший способ проследить, куда деваются деньги. Иногда просто не понимаешь, куда они исчезли, начинаешь вспоминать, что покупала… Может, потерялись? Восстановить в памяти постфактум у меня не выходит. Просто у меня деньги никогда не держатся.

А в Вашей семье?

Ну, я распоряжаюсь деньгами, а все в семье уже перед фактом, что денег нет! (смеется).

У Вас были моменты, когда Вы подумывали о своем бизнесе?

Я и сейчас иногда подумываю. Мне мало (денег – ред.), например. Актерская профессия очень зависима от многих факторов: а) как видит тебя продюсер; б) могут ли тебе заплатить нужные деньги; с) вложишься ли ты в коллектив: у тебя могут быть лучшие пробы, но, ты не ложишься в ансамбль, потому что берешь на себя много внимания или наоборот...  Хочется какого-то дела, которое было бы стабильным. С другой стороны, я понимаю, что бизнес тоже может быть нестабильным, и не знаю, за какую идею зацепиться. Много чего уже «схвачено» кем-то, и я все время опаздываю: когда что-то придумываю, оказывается, это уже есть. И существуют какие-то вещи, о которых я понимаю, что, может быть, к ним не смогу никогда прийти. Но мысли о бизнесе часто посещают.

О бизнесе, связанном с актерским мастерством?

Я думаю и о других направлениях. Но, конечно, не о буровых установках (смеется).

Вы дважды получали награду Телетриумф как исполнительница женской роли – в 2007 году за «Лесю+Рому» и в 2012 году за «Лист ожидания». Как Ваша жизнь изменилась после этого?

Понимаете, в нашей стране хоть "Оскар" привези – ты никому не нужен. Я надеялась, что после "Триумфа", после "Шоумастгоуон", когда увидели, что я могу делать разное в этой сфере, будут какие-то новые заказы и проекты, но... Вот у россиян это работает, а у нас, например, если я завтра поеду и получу "Оскар", этого никто и не заметит. Может, порадуются два дня. Откроют мне барельеф какой-нибудь в лучшем случае, и на этом все закончится. Живой пример нашей Ады Роговцевой, наших многих художников и писателей, о которых вспоминают только тогда, когда их признают за рубежом. К сожалению, это такая тенденция ментальная какой-то второсортности.

У нас всегда лучшее то, что за межами Украины. Если я завтра уеду в Москву, стану там лауреатом – тогда меня здесь будут ценить. Это, к сожалению, исторически сложившаяся тенденция, хоть так было не всегда. Я думаю, так не было, к примеру, при Украинском Барокко, во времена Польско-Литовского Княжества. Это началось где-то после потери независимости, тогда начал воспитываться "раб". А вернуть себе состояние свободного человека он не хочет.

И это обидно, потому что качество моего творчества не поменяется, если я поменяю страну, а отношение ко мне резко изменится. И это не только моя проблема. Это проблема всех профессионалов.

Что Вы хотите изменить в жизни?

Мне небезразлично, в какой стране живу я и мой сын. И я хочу поучаствовать в том, чтобы молодое поколение было другое, с другими ценностями. Ведь как у нас: вот, мы поднимем экономику, а остальное потом... Не бывает так! Сначала надо думать о духовном. Иначе человек без духовного стержня, который имеет бизнес и делает колбасу, натыкает ее всяким мусором. Он выпустит много колбасы,  но она будет с массой химических добавок, а ему будет все равно – лишь бы деньги. А если человек высокодуховный, то он будет думать о колбасе по-другому, заботясь не только о своем кошельке, но еще о и моем здоровье. Поэтому для меня не стоит вопрос об экономике отдельно. Экономика вторична. Только будучи сильными и духовными мы делаем все вместе и начинаем расти.

А как Вы меняете страну?

У меня есть два рецепта. Первый – десятина. Я всегда отдаю десятую часть своего заработка. Если это будет делать каждый человек, у нас будет другая страна. Десятина работает на тебя, потому, что ты очищаешься. Ты отдаешь – и получаешь за это. Но главное – не то, что ты получаешь, а то, что ты имеешь потребность отдавать, когда тебе жалко больных детей, стариков, животных. Десять процентов – это не так уж много. Нужно сделать первый шаг. Потом это затягивает.

Второй рецепт – не бояться выходить на протесты. Мы все дома говорим: «Вот, как плохо!» Давайте все выйдем – и скажем об этом. Не будем безразличными! «Вот, мне заплатили, а остальное безразлично – что люди болеют, что дети голодные». Инертность общества меня раздражает, и с появлением ребенка я часто задумываюсь о выезде отсюда, потому что конца и края не видишь этой инертности и нежеланию меняться... Я даже стала агрессивной к обществу. Когда мне говорят, что мы такое хорошее государство, я не могу с этим согласиться.

Вы упомянули о десятине, Вы оставляете ее в храме?

Нет, я сейчас за десятину адресной помощи. Дело в том, что во время Десятинной церкви, на которую князь жертвовал 1/10 доходов государства, церковь была как социальный фонд. Она неформально отвечала за детские дома, за образование сирот, за больницы, за неимущих, бездомных... Сейчас церковь устранена от этой работы, она не является социальным фондом. А государство, видите ли, не может. Поэтому остается делать что-то нам. Вы поймите, Господь тоже все видит сверху. Если вы хотите найти адресат для пожертвования, вы найдете. Есть сироты, есть дома инвалидов, есть приюты для животных. Если какая-то тема болит, то адресат всегда можно найти. Тем более сегодня, когда существуют специальные сайты, к примеру, охмадетовские, на которых есть информация о больных детях с их именными карточками. Вы можете перечислить им на эту карточку деньги и следить за отчетностью, куда эти деньги потрачены. Я понимаю, что было много фондов в начале 90-х, которые злоупотребляли – люди верили, давали, а кто-то брал. Но сегодня все иначе.

Сколько денег Вам нужно, чтобы чувствовать себя успешной?

Я не готова назвать сумму, но чтобы десятина была большей, – то, наверное, больше, чем у меня сейчас есть. От того, сколько я получаю, зависит, сколько получат другие. Люди мне часто говорят: «Ой, спасибо большое!». Я им отвечаю: «Не надо мне спасибо говорить. Вы молитесь Богу, чтобы у меня работа была, тогда я смогу еще больше дать».

Что для Вас деньги?

Деньги – одна из составляющих для возможности жить, и к ним не надо относиться, как к главному. Главное – это твой духовный мир, гармония, соответственно, твое здоровье. Люди живут и вообще без денег в некоторых странах. Главное – чтобы была пища, и они радовались цветам. Мы это потеряли. Деньги – это только тот ключ к свободе, который может дать тебе возможность, качество жизни. Но никогда они не дадут ни самой жизни, ни радости. Они могут лишь удовлетворить твои потребительские запросы. Духовно они не накормят.

Но Вы ведь не считаете, что деньги – это зло?

Нет. Деньги – зло только в тех руках, которые их держат. Деньги очень любят, когда ими делятся. Они возвращаются в двух-трехкратном размере. С деньгами надо по-партнерски работать.

Не пропустите новые статьи!



Заказать онлайн

Кредит онлайн под 0%

Кредит наличными

Депозит с бонусом

Кредит на карту

Кредит под залог

Кредитную карту





Видео дня

2-х летний малыш любит бросать. Смотрите, что получилось, когда родители купили ему баскетбольное кольцо!


Следить за успехами малыша можно на канале BasketBoy TV. Подписывайтесь!